Домой Жизнь компаний Мы выбирали самых лучших

Мы выбирали самых лучших

1150
0

 

Автор: Михаил Генкин, директор по развитию бизнеса холдинга «Уралхим» 

28577

 — В последнее время в отрасли минеральных удобрений холдинг «Урал- хим» занимает лидирующие позициипо многим показателям. Тем не менее, законы развития бизнеса требуют двигаться дальше, повышать эффективность и доходность компании, со- кращая издержки или создавая новые продукты с высокой маржинальной стоимостью. Конечно же, для достижения этих целей мы реализуем весь комплекс мероприятий, он стандартен, образно говоря, это «джентльменский «набор для любого аммиачнокарбамидного производства, где главное- снижение энергозатрат, потребления ресурсов.

Но при этом наша компания особен- но активно занимается увеличением доходности, создавая продукты с высокой добавленной стоимостью. Причём так, чтобы в них была «зашита» такая дополнительная потребительская стоимость, которая побуждает нашего клиента брать более дорогой продукт у нас, а не традиционный, более дешёвый на рынке.

— Что за продукты вы имеете в виду? У «Уралхима» сейчас, пожалуй, самая широкая и известная линейка по азотным удобрениям в России…

— И, пожалуй, во всём мире. Но не все знают, что многие из десятков ви- дов этих минеральных удобрений не просто традиционные, с несколько разным соотношением основных питательных веществ – фосфора, калия и азота. Большая часть нашего ассортимента- уникальные композиции. И самое, пожалуй, важное не в том, что их весьма сложно сделать — так мы отработали технологию. А в том, что нашу продукцию весьма трудно заменить альтернативными видами удобрений.За счёт гибкой производственной модели мы на одних и тех же производственных мощностях в состоянии производить разные продукты.

Вот сейчас мы активно работаем над темой полностью растворимых минеральных удобрений. И здесь не всё так просто. К сожалению, из классического набора основных компонентов жидких ми- неральных удобрений, очень тяжело получить гомогенный раствор. А раз он не гомогенный, то об эффективном применения удобрений и значит, урожайности сельхозкультур, трудно говорить.

Мы добились того, что теперь можем получать полностью растворимые удобрения и собираемся их запускать. В состоянии пуска у нас находятся два проекта: производство нитрата кальция, это на КЧХК, и так называемый Супер-МАФ — супераммо- фос, марка 12-61. Они будут поступать покупателю в сухом виде, но благодаря нашим новшествам, потребитель будет превращать наши порошки в раствор. Вот так сейчас трансформировалась идея жидких комплексных удобрений, которая была популярна в 70-х годах прошлого века, не только в СССР, но и во всём мире. Естественно, в этом ряду компания много внимания уделяет и карбамиду, который мы всегда рассматривали как пример образцового коммодити (commodity) — стандартизированный, общераспространённый товар на агрохимическом рынке.

Образно говоря, как нефть на нефтяном рынке. В России карбамид применяют в ограниченном количестве из-за природных условий. В зонах относитель- но холодных он плохо растворяется и потому и не обеспечивает должно- го азотного питания сельхозкультур в начальный период. Но в мире это удобрение пользуется высоким спросом. И чтобы спрос был стабильным в долгосрочной перспективе, мы и про- водим свои изыскания. В 2007 году у нас в этом направлении появились определённые идеи, как снизить се- бестоимость карбамида, капитальные затраты. Нам не хватало фундамен- тальной части исследований.

Мы «промониторили» ситуацию с научными публикациями и выбирали лучших. Так вот, одним из мировых лидеров в этом направлении оказался профессор Воронин Геннадий Фёдо- рович, он работает на химфаке МГУ. И далее мы сделали совместную работу и на бумаге получили хороший результат. Идею надо было уже проверять на практике, на пилотной установке. Наши собственные исследования, исследования МГУ подтвердили друг друга- первоначальная идея имела право на существование, так как потенциально получалось существенное улучшение технологии производства карбамида. Но это был 2010 год, ещё кризисный, и у нас не хватило ни сил, ни опыта сделать большую пилотную установку.

Это отдельная сложная вещь. Для подтверждения технологии уже нельзя было обойтись хоть и современной, но всё равно маленькой факультетской лабораторной установкой. Например, сейчас речь идёт о пилотной установке производительностью 100 тонн в стуки. А это — 10% от произво- дительности нормальной коммерче- ской установки. Но мы положили эту работу, к сожалению, на полку. И там она пролежала до нынешнего года. К слову говоря, у нас не было тогда сильной инжиниринговой компании для реализации проекта.

— И вы вышли на компанию «Стамикарбон»?

— С компанией «Стамикарбон» началось с того, что они предложили нам сделать реконструкцию на действующих производствах карбамида.В наших деловых контактах мы увидели перспективу и предложили наши идейные наработки.
Они достаточно высоко оценили проделанную работу, увидели значительный потенциал, а также отметили, что нужна пилотная установка. Вот тогда и решили совместно выполнить этот проект. И тут надо сказать, что их часть весьма значительна. Мы во многом полагаемся на их разработки, но в целом, конечно, наши сильные стороны выглядят взаимодополняющими.

— Вы будете совместно владеть и заниматься продажами технологии другим предприятиям? Или она предназначена только для «внутреннего пользования»?

Сейчас говорить об этом несколько преждевременно. Мы хотим к концу 2015 года полностью разработать документацию. (Это будет делать «Стамикарбон»). Затем получить разрешение от Ростехнадзора на строительство. И допустим, до конца 1 квартала 2016 года построить её «в железе». А дальше будет проверка работоспособности идеи. И тут может быть даже отрицательный результат. И мы все ожидаем, что он будет положительный. Иначе бы в это дело и не ввязывались.

© Химия и бизнес Републикация информации только при указании на имя журнал «Химия и бизнес» с активной ссылкой на сайт chembus.ru и статью журнала.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here