Домой Земледелие Продовольственный вопрос минеральных удобрений

Продовольственный вопрос минеральных удобрений

4798
0

Круглый стол

Как эффективно организовать и наладить 
использование
минеральных удобрений и их производство в стране ?

 

my

 

Ведущий:

– Сегодня все говорят о необходимости развития производства собственного продовольствия. Но его не вырастишь на бедной, не плодородной пашне. Нужны удобрения, и учёные бьют тревогу: почва деградирует, в ней катастрофически не хватает азота, фосфора, калия. И это длится уже десятилетия. В чём тут дело, может быть в нашей отрасли минеральных удобрений?..

 

Игорь Исаевич Калужский, исполнительный директор
Российской ассоциации производителей удобрений:

– Действительно, проблема дефицита питательных элементов в российской пашне существует десятилетиями и решается крайне медленно. И дело здесь не в положении отрасли, которую сегодня можно назвать одной из самых успешных в России и с точки зрения экономики, и реализации инвестиционной программ, и качества выпускаемой продукции.

Наши предприятия работают стабильно, объём потребления минеральных удобрений в Р. Ф. в последние годы держится на уровне 2 млн. 500 тыс. тонн д.в., колеблясь чуть в большую или чуть в меньшие стороны. При этом запас их мощностей таков, что им не страшны ни двойные, ни тройные увеличения потребления минеральных удобрений на внутреннем рынке. Экспорт также идёт благополучно. Объёмы его востребованы, а качество удобрений удовлетворяет сегодня всех и вся. Благодаря этому, такой стабильности и позициям, мы можем планировать объёмы поставок на внутренний рынок по всей номенклатуре продукции в любые районы нашей обширной страны по привычным и комфортным схемам.

 

КОГДА НЕ УСТРАИВАЕТ СИТУАЦИЯ
___________________________________

Однако при всех плюсах создавшаяся ситуации нас не устраивает. В то время как на экспорт наши продукты идут валом, на внутренний рынок они поступают тонким ручейком и стабильно держатся на непозволительно низком уровне. А если руководителями сельского хозяйства страны декларируется ежегодное расширение посевных площадей, а уровень приобретений минеральных удобрений стабилен, то с каждым годом объём их внесения на гектар почвы уменьшается…

 

Михаил Михайлович Овчаренко, президент Российского Аграрного союза:

– Вот именно. Почва истощается, потому что ваши удобрения не покупают наши сельхозпроизводители, — они для них дороги. И встает вопрос, как усилить потребление минеральных удобрений на внутреннем рынке?..
Какие механизмы вы видите?

 

Игорь Калужский: – Да, это факт, удобрения не покупают в количествах, необходимых для поддержания нормального питания растений. Они действительно дороги, но в сложившейся в нашей экономике условиях, не могут быть другими.

Цены в стране формируются не рынком, а его отдельными участниками. Нас держат в достаточно жестких условиях. Затраты на основные виды сырья, скажем, на газ, электрическую энергию, транспортные тарифы, уму не поддаётся как растут. С 2007 только тарифы в среднем выросли на 257%. А апатит, например, дошёл до 250% роста к 2013 году. Наши предприятия, вынуждены работать в условия жесткой экономии и беспрерывно заниматься модернизацией производств, иначе не выжить.

В отрасли строятся новые аммиаки, ставится новое зарубежное и российское оборудование, чего только не делается. Это требует колоссальных средств. Некоторое время назад мы с работниками Министерства сельского хозяйства приехали в «Новомосковский азот». И на одном из его плакатов, увидели, что объём инвестиционной программы предприятия составлял 5,5 млрд. рублей в год. Коллеги не поверили. В тот год объём федерального бюджета, выделяемый на компенсацию затрат всей страны на минеральные удобрения, составлял 5 млрд. рублей.

Реплика: – Одного завода….

Игорь Калужский: – Да, одного Новомосковского завода. Прибавьте сюда «Фосагро», «Акрон», Тольяттиазот» «Олений ручей», Менделеевск… Перечислять, — пальцев не хватит, сколько модернизировано. Затраты колоссальные, и они растут. Однако при этом цены на внутреннем рынке предприятия держат сравнительно низкими, и в Россию зарубежные компании не завозят свои удобрения, потому что они дороже и их покупать не станут.

Ведущий: – Тогда почему чуть ли не каждый год возникают вопросы с ценами?
В этом году только весна пришла, а они уже опять всех будоражили?

Игорь Калужский: – Вопрос этот не так прост, как кажется. Раньше претензии селян к нашим ценам возникали потому, что при их формировании закладывались сомнительные подходы: а предлагалось даже связывать цены с индексом промышленной инфляции! Куда бы мы сегодня пришли, если бы использовали уровень инфляции, которая нынче имеет место быть…

Однако дискуссии, споры о высоких ценах утихли после того как мы с «ФАС», разработали и внедрили торговые практики и методики, рекомендованные антимонопольной службой для предприятий-монополистов. У нас такие предприятия в отрасли есть, это производители апатита и калия, которые исчисляют свои цены для внутреннего рынка по минимальному экспорту. На добровольной основе все предприятия отрасли минеральных удобрений, приняли на себя обязательства также стали использовать экспортный паритет. Что дал такой подход?

Для объективности использую данные не ассоциации, а Росстата. Они показывают, что в течение прошлого года цены поставок для сельхозтоваропроизводителей были ниже цен экспорта. И в начале 2015 года эта тенденция продолжилась. Так, по данным «Росстата» на конец периода в январе текущего года селитра упала на минус 30%, карбамид – минус 23%, калий – минус 54, NPK – минус 17 %. Больше того, предприятия и организации, где сельхозпроизводство стало настоящим бизнесом, где чувствуют, что от применения минеральных удобрений получаются прибавки, теперь не надо уговаривать покупать минеральные удобрения. Картофелеводы, сахароводы и другие начинают приобретать более дорогие удобрения: покупают гранулированный калий, а не дешёвый, наполовину с пылью. Не случайно министр сельского хозяйства Краснодара осенью докладывал о том, что в ушедшем году удобрений приобреталось больше, чем планировалось.

К слову, и удобренщикам, учитывая решённые с «ФАС» вопросы, на внутреннем рынке стало работать выгоднее. Ведь когда мы поставляем продукцию на внутренний рынок, то меньше мороки с кораблями, пароходами и т.д. Как видим, путь оказался в основном эффективным и рыночным. Цена амселитры, например, предприятий «Еврохима» в Новомосковске (Тульская область), ниже, чем в Невинномысске в Ставрополье, хотя это одна компания. Почему? А потому, что цена формируется, как и положено на рынке, с учётом плеча перевозки.

И теперь мы с полным правом говорим «нужны удобрения – покупайте, цены рыночные». Что же касается нынешней дискуссии о ценах, то она возникла из-за того, что в условиях кризиса, санкций, дефляции рубля для потребителей удобрений на рынке сформировались неподъёмные цены. Однако предприятия нашей ассоциации, учитывая это, положение с продовольствием в стране по согласованию с Правительством сделали существенные шаги по снижению их цены на 20-30 процентов, покрывая свои расходы их за счёт разрешенного экспорта.

Реплика: – Вы держите цены рыночными, но кардинально не снижаете их, вот учёные знаменитого института имени Прянишникова всё время и бьют тревогу, что удобрение дороги, что их внесение не покрывает выноса питательных веществ из почвы, и поля истощаются…

Игорь Калужский: – Да, поля истощаются, нельзя не согласиться… Но отрасль и уже не раз сдерживала и снижала цены. А существенного прироста применения удобрений на гектаре пашни не наблюдается. Путь тут на наш взгляд может быть один: переход на так называемую погектарную поддержку – в объёмах, необходимых для роста плодородия почв и под планируемую урожайность… Или на так называемые субсидии. В таких объёмах, и дифференцированно по территориям, чтобы сельхозпроизводителям было выгодно их применять….

Василий Владимирович Семёнов, вице-президент
Российского Союза химиков:

– Да, правда в том, что фермерам не выгодно покупать удобрения. Наш Союз не раз занимался этой проблемой, и нам ясно, что пока земледельцы реально не почувствуют, что, затратив 10 рублей на приобретение минеральных удобрений, они получат отдачу по 20-30 рублей и при этом хватит денег на всё остальное, проблема будет оставаться нерешенной. Объём погектарной поддержки государством у нас мал и растёт очень медленно. Она не дифференцирована, а ведь, условно говоря, в Сибири и на Дальнем Востоке, поддержка должна быть, не такой, как в Краснодаре или Ставрополе…

Ведущий: – А не упирается ли вопрос в эффективность применения
минеральных удобрений на селе, и есть ли какие-нибудь варианты его развития?

 

ТРИ ВАРИАНТА РАЗВИТИЯ
___________________________________

Виктор Гаврилович Cычев, директор Всероссийского
научно-исследовательского института агрохимии им. Д.Н. Прянишникова,
академик РАН:

– У меня тут вопросов нет. Мы учёные уверенны: именно применение удобрений и даёт эффективное растениеводство и с ним и всё сельхозпроизводство. И я думаю, что нам надо думать о том, как в условиях санкций и кризиса накормить людей, а не как продать дороже и больше удобрений. Когда нам химики и чиновники говорят, «нужны удобрения – покупайте», мы агрономы и экономисты, стараемся купить, сколько можем. Однако получив с килограмма удобрений сколькото зерна, и видя, что их эффективность низкая из-за дороговизны, просим: «дайте дешёвые удобрения», чтобы они, как за границей, работали рентабельнее.

Но нам их дают по «рыночным ценам», потому что наши чиновники живут в иллюзиях. Вот говорят, что сегодня собрали более 100 миллионов тонн зерна. Да, по отчётам, конечно! Но я был не раз свидетелем того, как соревновались казенные начальники в подаче «Росстату» завышенных сведений об урожаях, так, что даже силос пересчитывают по коэффициенту 0,17 и записывают как зерно…

Да и какое зерно мы заполняем закрома! Мы-то знаем, что ни одна страна не продаёт удобрения за рубеж, пока не насытит себя. А мы продаём, – потому что живём в иллюзиях, что в нашем сельском хозяйстве — рыночная экономика, и она работает на потребности фермера.

А виноват он, не расторопа, не может и хочет покупать удобрения. А, на мой взгляд, наши фермер и агрономы тут не причём, потому что выструганная Правительством ры- ночная экономика не настроена на потребности страны, и работает вопреки всем её естественным нуждам. У нас есть расчёты о том, что эквивалентное количество зерна, которое получается от внесения удобрений, принесло бы стране в 3 — 4 раза больше денег, нежели даёт их продажа за рубеж. Но наши фермеры не реагируют на эти деньги, как будто не хотят брать их…. Несколько пятилеток наш институт вёл программу «Плодородие», и мы постоянно являлись основными разработчиками её показателей. Последние, как и их расчёты, базируется на многолетних нормативах.

k

Не на Госкомстате, не на его невольных приписках, а именно: на нормативах, напрямую увязанных с окупаемостью удобрений, нормативах эффективности, нормативах выноса питательных веществ, баланса почв. Сейчас, есть другие государственные программы, куда вошла наша «Плодородие». В соответствии с ней были разработаны три варианта, три подхода к продовольственной безопасности, с тем, чтобы в конечном итоге, её выполнять.

Это инерционный уровень, – то, что мы сейчас имеем, с нынешним плодородием почв, и теми удобрениями, которыми располагает сейчас сельское хозяйство, и средними по 60-70 млн. тонн зерна в год. Рассчитано также производство тех же 60-70 млн. тонн зерновых, но при минимально отрицательном балансе питательных веществ в почве, при котором селу потребуется порядка 6,9 млн. тонн удобрений. А если мы мечтаем достигнуть уровня 90-х гг., или конца 80-х гг., то есть, 120 млн. тонн зерна в год, понадобится уже 11 млн. тонн удобрений.

Это с учётом того, что в почве есть ещё биологический азот, органика и прочее, то, что компенсирует часть выноса. Но у страны есть и задача получения столько зерна, сколько требуют норма его потребления одного человека. Это, исходя из всего населения страны, — 150 млн. тонн. Её решить можно, если земледелие перейдёт на инновационный путь. Для выполнения этой третьей задачи потребуется порядка 16 млн. млн тонн удобрений. Замечу не на расширенное воспроизводство почвы, а при слабо отрицательном балансе питательных веществ.

 

ПОЧЕМУ ТАК МАЛО ВНОСИМ
___________________________________

Лет десять назад, мы просчитали и расписали всю эту стратегию развития, в теории её вроде бы все восприняли. Но на практике, в «верхах» её, увы, как бы не заметили. И сегодня развитие села идёт по стратегическому плану, но в минимальной нише с соответствующим развитием логистической базы, всяких сервисных служб и так далее. В этой нише, как показывают наши расчёты, до 2020 года будет вносить удобрения на уровне 2-2,5 млн. тонн в год. Почему так мало вносим? Вопрос глубокий.

Во-первых, приобретают удобрения, как правило, на остаточную прибыль. После того как производители выплатят зарплаты, купят горючее, вернут налоги, любой ценой купят сначала пестициды, защитят урожай, и, а уж потом на пятом, на шестом месте — удобрения. Как правило, под это денег не остается. У меня спросят, а как же госдотации? Да, их цифры вроде большие, 15 миллиардов рублей, но, когда пересчитаешь на гектары, это только по 8 рублей. То есть, фактически их нет, и конкурировать с Европой, с которыми мы соревнуемся в ВТО, нашему сельскому хозяйству просто невозможно. В такой ситуации и производители удобрений всегда будут говорить «покупайте удобрения – пожалуйста, какие хотите, сколько хотите» и будут отправлять их за рубеж.

А «сельхозники» будут отвечать «хотите получить продовольствия – значит, дайте на него ресурсы». Что остаётся посередине? Государственная поддержка. Не будет её – значит, не будет и прибыльной экономики. Потому что ничего ниоткуда не берётся.

Поэтому я думаю, что и сельхозникам и удобренщикам с двух сторон, надо приложить усилия, чтобы в стране появилась грамотная государственная поддержка, способная сделать удобрения на внутреннем рынке доступными. И тем, кто в стране формирует эту поддержку, надо многое знать, понимать, и увязывать её также со многим. Сахарные заводы, например, покупают или заказывают столько свеклы, сколько у них производительность. Ни больше, ни меньше. Положено заводу 90 дней отработать, и под свою производительность они заказывают себе корнеплоды. Вырастят больше свеклы – она никому не нужна. И прежде чем субсидировать удобрения под свеклу, надо знать сколько её надо вырастить, чтобы столько-то сахара поступало на внутренний и на внешний рынки и ему соответствовало количество заводов и т.д. Нужны балансы всех ресурсов от поля до переработки, а затем до магазина.

На основе таких расчётов организуют рынок продуктов и выработанного продовольствия во всём мире. Нынче же, чтобы килограмм удобрения купить, надо 10 кг зерна получить, у нас это биологически невозможно! Поэтому агрономы и ведут речи только о снижении стоимости удобрений если не напрямую, то через субсидии, погектарную поддержку… Диспаритет цен между промышленностью и сельских хозяйством растёт каждый год на 20% – значит, стабильно, независимо от урожая, должны повышаться и цены на продукты питания. Если нет, то заводы должны продавать сельскому хозяйству свои удобрения практически по заводской цене и без трех посредников.

Ведущий: –  Встаёт вопрос, а заводам кто будет компенсировать их затраты? Раньше была, государственная сельхозхимия. В советские времена через неё государство субсидировало и организовывало применение удобрений…

 

СТЕКЛЯННАЯ БАНКА ДЛЯ УДОБРЕНИЙ
___________________________________

Василий Семёнов,вице-президент Российского союза химиков: –  У многих складывается прямо-таки идеалистическая картинка, что мы обогатимся, используя все наши сельскохозяйственные земли. А сельское хозяйство воспрянет, если заводы минеральных удобрений возьмут его содержание на свои плечи.

Это, мягко говоря, сладкий обман. Союз химиков не раз обсуждал эту проблему. На сегодняшний день не введенных в сельхозоборот земель насчитывается примерно 40 миллионов га. Потенциально, введя их в оборот, мы конечно сможем обеспечить продовольствием не только себя, как потребителей, но и близлежащие страны. Но в нашей ситуации встают вопросы: за счёт чего? И куда девать выращенное? За рубеж вывозить нечем, переработка зерна в корма, макароны, в муку и другие продукты в стране не развиты. Сегодня крестьяне в долгах, и взяв на себя еще 40 миллионов гектар в обработку потратив средства и силы и не получив отдачи, надорвутся.

Как и градообразующие заводы минеральных удобрений, которые на сегодняшний день содержит полстраны, являются крупнейшими налогоплательщиками и не выдержат назначенных дешевых «заводских» цен…Между тем, сельское хозяйства играет не меньшую роль в благополучии страны, а в условиях санкций, можно сказать, решающую. И чтобы помочь ему исправно исполнять эту роль, надо видеть, что оно собой представляет. Почему крестьянин не хочет «брать деньги»? Отечественный фермер, когда ему предлагают взять побольше удобрений, как правило отвечает: «А мне это не нужно», – не сохраню, не переработаю и не продам». И понятно, почему он так отвечает. Предприятия, входящие в наш союз,тратят колоссальные деньги на развитие своей удобренческой инфраструктуры. Одни железнодорожные пути к складам удобрений чего стоят!

А фермер, — ему не до логистики,быть бы живу! Как он вывозит удобрения? Автомобильным транспортом. КамАЗы, МАЗы… И на сегодняшний день это основная его логистика. На предприятиях его пытаются убедить, применять жидкие удобрения. Рассказывают про «КАСы», как здорово их используют на Западе. Но вот фермер спрашивает: а чем и как вносить? И вопрос применения скажем, жидких комплексных удобрений в нашей стране исчерпан, — их в банках в поле носить не станешь.

При такой инфраструктуре села внесение удобрений будет дорогим, неудобным и психологически дискомфортным. И так, за что не возьмись, — на пути крестьянина и к удобрениям, и к лучшим технологиям их использования, а также к кредитам, к страховкам урожаев и т.д., — везде трудности. Но вместо их решения заводам говорят: снижайте цены, как будто они всё решат. Отрасль минеральных удобрений – сопутствующая сельскохозяйственной отрасли. А эффективность последней не заключается только в применении удобрений.

Подумайте только! Сегодня в нашу страну 95% семян картофеля завозится. У нас что, нет возможности вырастить эти семена при собственном НИИ картофелеводства? Куда ориентируют и на что поощряют, куда ведут наши министерства лучшие картофельные области: Брянскую, Рязанскую, Курскую, Тамбовскую…? И как может быть рентабельным и выгодным применение удобрений, а продовольствие дешёвым, где царствует равнодушное отношение к выращиванию собственных семян, в стране, где управленцы мало думают о качестве зерна.

Из 100 млн тонн зерна, сколько фуража? А кто его есть будет, этот фураж? У нас нет столько скотины…

 

ДВЕНАДЦАТЬ ВОПРОСОВ БЕДНОМУ ФЕРМЕРУ
__________________________________________

Михаил Овчаренко, президент Российского Аграрного союза: – Действительно на пути удобрений к полю препоны огромные стоят. В 2013 году, из федерального бюджета направлено 21 млрд. рублей в качестве несвязанной поддержки сельхозто- варопроизводителям. Мы собрали статистику с территорий о том, как они использовались. На минеральные удобрения — 4,7 млрд. рублей; 11,3 млрд. – на ГСМ, 2,5 млрд. – на средства защиты растений, 2,3 – на семена, и 2,4 млрд. на иные цели были израсходованы. Вот в этом случае минеральные удобрения составили 20% от выделенных из федерального бюджета. А теперь посмотрим, сколько же получили товаропроизводители субсидий не по бумажкам, а в свои руки реально?

По Российской Федерации из 24755 крупных сельхозтоваропроизводителей получили её только 66%. Остальные отказались от её оформления. Дальше. Из 102 тысяч КФХ (крестьянско-фермерских хозяйств) оформили субсидии себе лишь 30%. То есть 31 тысячу. А получается так потому, что к выделенным из федерального бюджета суммам на местном уровне ставится 12 вопросов, для того, чтобы оформить эту субсидию.

В них не только урожай и площадь – там и кредиты, и выданные ранее субсидии, и неиспользованные, не заплаченные налоги! То есть, увеличивают требования к оформлению, соответственно, не по правилам ВТО, которые должны были бы работать. Это вот первое бедственное положение, существующее в сельском хо- зяйстве с выделением федеральных денег и такого же эквивалента выделения местными бюджетами дополнительно для сельского хозяйства.

Сидят на этих небольших деньгах чиновники и так распоряжаются, что не хотят выбирать субсидии. Однако мы не только барьерами губим наше сельское хозяйство и не можем повысить урожай. Наши почвы, 20 млн. гектаров бедны фосфором. 30 млн. гектаров – кислые почвы, а мы на них применяем аммиачную селитру, которая ещё больше их подкисляет и снижает урожайность. В стране практически не проводится известкования. Даже благополучная Липецкая область, имеющая колоссальное количество кислой почвы, 155 тыс. га, на которых нужно проводить известкование, не делает это должным образом. Нечем и некому: структур таких нет на селе, чтобы следила за состоянием национальных почв, заботились о них и вели необходимые работы по заказам хозяйств.

Осенью земледельцы могли бы внести фосфор, но его (в удобной форме) и калия для нашей страны нехватка. Озимые, например, без удобрений посеяли. Засуха была, побоялись, что произойдет израстание, или ещё что- нибудь. А компенсировать весной, получившийся дефицит питательных веществ трудно! У растениеводов нет сегодня самолётов, той техники с по- мощью, которой можно внести раннюю весеннюю подкормку.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К СЕЛЬХОЗХИМИИ
_______________________________

Юрий Алексеевич Орлов, генеральный директор ЗАО «Агрохимэкспорт»:

– Встаёт важнейший вопрос — агрохимического обслуживания русского поля. Наша компания вот уже несколько лет занимается внедрением в земледелие сахалинских гуматов, имеет контакты с производителями минудобрений. Например, в «Фосагро» поставляем растворы своих гуматов для создания весьма эффективных НПК. Начали работать и с производителями пестицидов.

В 2010 году, когда была смертельная засуха, там, где были применены минеральные удобрения с присадками гуматов, урожай был удовлетворительный. Наша практика, опыт других говорят, что там, где такие компании как «Фосагро», «Акрон», «Еврохим» имеют агроцентры, удобрения, новые продукты применяются значительно успешнее. До 90 годов в нашем сельском хозяйстве этим занимались сельхозхимии. Но они за годы реформ практически прекратили существование. Однако нужда в них, нужда в современных агроцентрах, структурах, которые бы занимались поставками, хранением удобрением на местах, их подготовкой (тукосмешением и прочее) под каждое конкретное поле и растения, стоит весьма остро.

Михаил Овчаренко: – Мы отстали в этом вопросе. Обслуживающая село агрохимическая структура у нас практически разрушилась. И чтобы она появилась, ею должны заняться все: от Премьер-министра, министров, губернаторов до руководителей сельских районов. Хозяйствам, фермерам без направляющей и поддерживающей силы государства в одиночку не поднять этой задачи.

Агрономы убеждены, что организовать эту работу по воссозданию агрохимических структур на селе может только государство, создавая условия для развития логистики. Завод может этим заниматься? Ради бога! Дайте заводу площади, льготы, чтобы он мог создать эту логистическую систему. Фермеры, частники, компания, выпускающие удобрения, хотят построить свои центры, создавайте для них условия, чтобы они могли легко подводить к своим центрам энергию, газ и т.д., дайте беспроцентные кредиты без всяких условий. И, конечно же, нельзя забывать и про увеличение финансирования на субсидирование покупки удобрений.

Надо, наконец, уяснить, что одними удобрениями мы урожаи не подымем и продовольствия не произведем на нужном уровне. Надо создавать инфраструктуру для их применения, проведения известкования, фосфоритования.

Ведущий: – Конечно, государственная поддержка, развитие инфраструктуры агрохимического обслуживания крайне важны. Но и сама отрасль минеральных удобрений должна развиваться…

Герман Николаевич Цветинский, директор
Департамента развития компании «Еврохим:

– На мировом, да и российском рынке ситуация складывается так, что без модернизации не выжить. Компания «ЕвроХим» имеет достаточно ёмкую программу развития своих предприятий. Так, последние 4 года объём её инвестиций в среднем превышал без малого миллиард долларов в год.

Мы очень активно развиваем производство на «Невинномысском Азоте», модернизировали производство NPK из плава аммиачной селитры. Новомосковский завод вывели на передовой уровень по производству гранулированного карбамида, строим аммиак на «Фосфорите». Значительные инвестиции вложены в наши будущие калийные предприятия: «ЕвроХим-ВолгаКалий» и в Усолье, которые через два — три года начнут выпускать до 8 миллионов тонн калия в год. Мы продолжаем реконструкцию других производств, в частности, серной кислоты, где применили (опять же впервые в России) технологию компании Monsantoр, рассчитанную максимальное использование тепла.

Очень много работаем над выпуском новых продуктов, водорастворимых удобрений, удобрений, которые с добавками. И т.д.

Василий Семёнов: – Да, сегодня российские производители удобре- ний существенно продвинулись в инновационном строительстве. Возьмите «Акрон», «Уралхим», калийные предприятия — везде ведется огромная работа по модернизации производств, расширению ассортимента удобрений, выпуску новых продуктов. Это требует колоссальных инвестиций и конечно роста продаж продукции. Однако наш внутренний рынок, где они могли бы компенсировать эти затраты, не развит.

И компании вынуждены делать ставку и развивать экспорт…

Герман Цветинский: – Замечу: каждый проект, или производство нового продукта окупается, если стоимость природного газа держится до 150 долларов, при этом остаются стабильными стоимость энергоносителей, услуги железной дороги, и т.д. Надо понимать, что западные технологии, агрегаты недешевы. На крупные проекты, как новый аммиак, надо миллиард долларов.

Без опоры на мировой рынок, без развитого внутреннего рынка минеральных удобрений нам не перестроить промышленность.

Юрий Орлов: – Развитой рынок, стабильные цены на природные ресурсы — обязательное условие для существования производства минеральных удобрений. Но в условиях санкций, правительственного курса на импорт замещение не менее важно строить и модернизировать производства на основе отечественных технологий, которые до сих обходились нашим заводам дешевле зарубежных. В своё время уважаемый «ГИАП» имел огромный потенциал.

По его технологиям строились амми- аки, производства кислот, выпускались катализаторы мирового уровня. Новые агрегаты стоили не дорого. Почему бы не опереться на отечественные разработки сегодня?

Герман Цветинский: – Раньше «ГИАП» был полноценной инжиниринговой фирмой, предлагавшей услуги и технологии мирового уровня. И хотя в последнее время наша отечественная технология, скажем, по аммиаку продвинулась в вопросах эффективности, от западных компаний она всё же отстает по энергетике, нормам расходования природного газа на единицу продукции…

 

ДИВИДЕНДЫ ДЛЯ ОТРАСЛИ
_________________________

 

Сергей Александрович Маковоз, генеральный директор ОАО ГИАП:

– Вопрос модернизации как наших установок аммиака, так и других весьма злободневен. Все отечественные агрегаты были построены 30-35 лет назад, их износ очень серьёзный. Где-то через 5-8 лет потребуется их замена и строительство новых …

В условиях, когда «Ростех- надзор» снял с себя и переложил на экспертов ответственность за функционирование химических установок, ни один нормальный эксперт не подпишется за то, чтобы продлить их работу. Поэтому в сегодняшней ситуации мы предлагаем модернизироваться и строиться по нашим проектам, начиная с аммиака и далее по всей цепочке его переработки: селитра, производства азотной кислоты, сложные удобрения. Всё правильно, конечно, предпри- ятия предпочитают технологию за- падную. Пока мы не можем добиться показателей, которые дают западные лицензиары (порядка 900 кубов природного газа на тонну аммиака).

Однако на новых отечественных технологиях порядка тысячи кубов – можно достичь. При том, что наши ресурсы, стоят дешевле, чем западные, предложения ГИАПа вполне конкурентоспособны. Мы готовы развивать здесь широкое сотрудничество и решать вместе с бизнесом все технические проблемы.

Юрий Орлов: – Тем более, что и технология азотной кислоты, столь необходимая для производства селитры, изначально была вашей. Или она устарела и тут придётся покупать зарубежные, как всё, что мы растеряли?

Сергей Маковоз: – Мы растеряли не всё и можем предложить, например, вполне современную технологию азотной кислоты. Но в её линии на сегодняшний день отечественное компрессорное оборудование оставляет желать лучшего, поэтому сейчас «ГИАП» для производства этой кислоты предлагает заводам совместный с зарубежной компанией технологический продукт. С одной стороны, он основан на гиаповской технологии, а с другой — на машинном агрегате немецкой фирмы.

Прекрасное, скажу вам, получается соединение.Технология позволит получать электроэнергию и экономить природный газ… Конечно, мы могли бы дать заводам значительно больше и продвинуться дальше. Но когда страна управлялась, не глядя в будущее, без промышленной политики, этого добиться было трудно. У нас есть великолепные катализаторы, но они не покупаются, потому что ни у государства, ни у бизнеса нет заботы о развитии собственных технологии и продуктов. В то время как на Западе у того же бизнеса и государства четкая позиция: покупаешь у них технологию, бери их же западные катализаторы и оборудование.

В Китае производство по западной технологии ставят на основе собственного оборудования. А у чиновников в нашей стране процветает неверие в собственные институты, в российских учёных и специалистов. Отсюда и проблемы с внедрением и развитием отечественных инновационных технологий.

 

Семён Евреинов, глава представительства «Стамикарбон»:

– Развитие производств минеральных удобрений не может совершаться без использования инновационных технологий. Наша Компания достаточно давно работает на российском рынке и, несмотря на политические «баталии» и санкции, продолжает активно развивать деловое сотрудничество по самым разным направлениям не только с российскими производителями, но и с проектными, инжиниринговыми научными организациями. Так, в области производства кар- бамида мы давно ведём работу с компанией ЕвроХим. В проекте, реализованном компанией «ФосАгро-Череповец» (нового карбамида полторы тысячи тонн в сутки), наши технологии успешно дополнились российскими. Синтез в нем наш, а грануляция – технологии компании НИИК. С компанией «Уралхим» у нас ведётся исследование по разработке новой технологии производства плава с привлечением научных сил МГУ…

В этой своей деятельности мы открыты для всех, кто имеет идеи, разработки с тем, чтобы вместе создавать новые технологии, которые будут широко востребованы, позволят производить более качественные продукты, выйти на новые зарубежные рынки на одном из совещаний Владимир Владимирович Путин сказал о том, что для того, чтобы быть конкурентоспособными в мире, недостаточно иметь технологии, соответствующие современному уровню развития техники, надо быть лучшими.

А лучшими сегодня можно стать, опираясь не только на свои, но и на мировые достижения. В Россию же они могут прийти только через сотрудничество. Политика компании, которую мы проводим здесь в последнее время, показывает, что такой подход даёт хорошие плоды. Нам кажется, что в этом симбиозе может и дальше успешно идти начавшаяся реановация российской отрасли минеральных удобрений…

Игорь Константинович Есин, председатель
совета директоров компании «НИИК»:

– Да, судя по тому, как развивается дело, реновация азотной промышленности нашей страны действительно началась. Свидетельство тому — наши проекты. Это и четвёртый проект в «ЕвроХиме», работы в «Акроне», в Менделеевске в составе консорциума с Mitsubishi и с Sojitz, там мы строим аммиак.

Мы также проектируем Балтийский карбамидный завод. На Дальнем Востоке — Находкинский завод минеральных удобрений, наш крупнейший экспортно-ориентиро- ванный комплекс, запитанный на сахалинском газе. Наша компания занимается не только проектированием и строительством. Она имеет серьёзную технологическую часть с прекрасным научным подразделением, работает над актуальными для отрасли темами от с синтеза до получение готового продукта.

Это позволяет нам при модернизации агрегатов понижать расходные коэффициенты и энергопотребление на 20, на 30 процентов, иметь собственные технологии и заключать и иметь контракты с производителями зарубежных стран. По ним мы уже работаем во Вьетнаме, Индии и с другими странами.

Конечно, отрасль наша должна развиваться, опираясь и на с зарубежные достижения, развивать сотрудничество с мировыми инжиниринговыми компаниями, как это мы делаем с присутствующим здесь «Стамикарбоном». Однако при этом наш бизнес, владельцы заводов минеральных удобрений, государство, наконец, не должны забывать о развитии полноценных отечественных инжиниринговых компании, создавая соответствующие условия, размещая у них заказы на совершенствование технологий, различные разработки, на реконструкции агрегатов и т.д.

Такие дальновидные подходы, без сомнения, сэкономят им немалые средства, дадут хорошие дивиденды и нынче, и в будущем. В отличие от прошлых времен 90-х годов сегодня производителям нашей отрасли есть на кого опереться и, в конечном итоге, производить минеральные удобрения с меньшими затратами.

Круглый стол вёл Анатолий Перхов

От редакции:  публикуя этот важный разговор о том, как нам наладить применение минеральных удобрений и использовать их производство в стране, мы надеемся, что наши министерства, организации, фермеры и корпорации проявят интерес к прозвучавшим идеям и предложениям и начнут решать накопившиеся проблемы. Ждём откликов.

Статью читайте в журнале
«ХИМИЯ И БИЗНЕС» № 7-8(189) МАЙ

© Химия и бизнес. Републикация информации только при указании на источник: журнал «Химия и бизнес» с активной ссылкой на сайт chembus.ru и статью журнала.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here