ПАО «СОЛЬ РУСИ» — ЭТАЛОННЫЙ ПРОДУКТ РОССИИ

ПАО «СОЛЬ РУСИ» — ЭТАЛОННЫЙ ПРОДУКТ РОССИИ

6519
0
ИЛИ ПОЧЕМУ КОМПАНИЯ ПАО «СОЛЬ РУСИ»
ОСВАИВАЕТ КРУПНЕЙШЕЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ СОЛИ В НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ?

Соль, как известно, ценный минерал. С её участием производится огромное количество товаров народного и массового потребления: ПВХ, высокоорганические соединения для лёгкой, химической, медицинской, пищевой промышленности.
Соль всегда была и остаётся одним из самых ценных продуктов, прочно заняв свою нишу в каждом домохозяйстве во всём мире.

Михаил Скворцов, Председатель Совета директоров, ПАО «Соль Руси»

О СОБЕСЕДНИКЕ:

Михаил Юрьевич Скворцов, Председатель Совета директоров
ПАО «Соль Руси». Окончил механико-математический факультет
МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат физико-математических наук.
Имеет 14-летний опыт работы на кафедре высшей математики в
Московском институте радиотехники, электроники и автоматики.
С 1994 года работает на рынке ценных бумаг. В 2014 г. присоединился
к рабочей группе проекта разработки Белбажского месторождения
каменной соли в Нижегородской области.

 

К ИСТОРИИ ВОПРОСА

Использование соли в быту (хлорид натрия NaCl) берёт своё начало ещё с античной эпохи. При раскопках поселения Провадия-Солницата на черноморском побережье Болгарии, одного из первых городских поселений в Европе, были обнаружены следы самых древних солева- рен на территории Европы и Азии. В те времена солью выплачивали жалованье воинам и выдавали паёк чиновникам. За пару кирпичей из соли в Древнем Риме можно было купить раба, а на африканском континенте его меняли по весу на золото один к одному. Первые упоминания о солеварении на Руси появились в письменных источниках не ранее XI — XII веков. В XII веке добыча соли была широко распространена в Поморье. Большое количество соляных источников в этих местах, морская соль, осаждающаяся в полосе отлива-прилива самого солёного внутреннего моря России, подвигла местные племена на солеварение. Вываркой соли руководил опытный мастер, которому помогали несколько рабочих. При появлении первых кристаллов в чрене (металлическая ёмкость для выпаривания соли из раствора) добавляли горсть соли. Когда раствор соли густел, кристаллы оседали хлопьями на дне чрена. Это сигнализировало рабочим о том, что необходимо уменьшить жар в печи и тушить огонь. В конце варки рабочие сгребали соль лопатами к бортам чрена и выбрасывали её на полати – деревянный помост. На полатях соль сушили, а затем ссыпали в мешки…

DCIM100MEDIADJI_0226.JPG
Такой способ получения соли с небольшими изменениями просуществовал почти до конца XIX в. А слова «варя», «повар» легли в основу названия современной соли – «поваренная». Интересно, что поморская соль была «чёрной». Черную соль запекали на хлебной основе с добавлением перетертых ржаных зёрен и с морскими водорослями. Эта соль имела вид ржаной буханки, и при прокаливании приобретала чёрный цвет. Соль доставалась большим трудом, ценилась высоко и приносила огромный доход. От одной «вари» менее чем за двое суток опытный солевар получал около 200 килограммов «белого золота». Учитывая, что в 1662 году пуд соли продавался на серебряные деньги – рубль, два алтына и четыре деньги, можно без труда понять, откуда появились громадные состояния поморских солепромышленников…

С течением времени технический прогресс в корне изменил добычу соли. Соледобывающие комбайны сменили рудокопов с корзинами соли, а на место соляных зарниц пришли технологичные автоматизированные заводы. Однако компании, работающие в добывающей отрасли, как правило, используют природные недра по привычным, устоявшимся технологиям и не готовы менять свои взгляды на более прогрессивные. Между тем капиталу, особенно в кризис, нужны понятные и масштабные проекты, которые могли бы стать драйвером роста своей отрасли. Мы беседуем с председателем совета директоров ПАО «Соль Руси», фирмы, смело взявшейся за такой проект. Совсем недавно она приступила к разработке крупнейшего месторождения каменной соли в России и проектированию её высокотехнологичного производства объёмом в 600 тысяч т в год с перспективой увеличения до 1 млн т. Общество стало первой публичной компанией на российском рынке соли, получившей положительные финансовые оценки от международных аудиторов и прошедшей сложный путь от проекта на бумаге до подтверждения запасов авторитетными оценщиками в области геологии.

 

– Михаил Юрьевич, пищевая соль входит в список ключевых продуктов, обеспечивающих как жизнедеятельность человека, так и продовольственную независимость страны. Но её дефицита у нас мы не наблюдаем. Что же заставило вашу компанию взяться за её производство?

 

– Как ни странно, при всём богатстве нашей страны месторождениями поваренной соли, дефицит её выпуска отечественными компаниями на сегодняшний момент существует, но он восполняется импортными поставками пищевой соли.

shema

 

В соответствии с Продовольственной доктриной собственное производство пищевой соли в РФ должно составить не менее 85%. Но в настоящий момент, как мы видим из графиков, производство соли значительно меньше. При этом необходимо учитывать не только объёмы соли на российском рынке, но и уровень её качества.

К ОСОБО ЧИСТОМУ ПРОДУКТУ

Порой потребители соли получают продукт недостаточной степени очистки. К примеру, импортная соль может содержать в себе даже пластик. Недавно стало известно, что китайская пищевая соль загрязнена именно этим полимером – обнаружилось, что соль в большом количестве содержит полиэтилентерефталат, который применяется для изготовления пластиковых бутылок, а также полиэтилен, целлофан и другие виды пластика. (Как видно из диаграммы на странице 4, уменьшились внешние поставки соли в нашу страну, стала более актуальна добыча в России). Для нас очень важно дать нашим гражданам не просто отечественный продукт, но именно качественный и эталонный в своём роде. Наше месторождение, используемые технологии добычи и последующая очистка позволят доминировать на рынке соли в сегменте класса «Экстра». Кроме того, мы станем крупнейшим производителем особо чистой соли, содержащей не менее 99,98 % NaCl, и первым предприятием, производящим соль наивысшей степени очистки для предприятий инновационного сектора России.

НАША СПРАВКАПубличное акционерное общество (ПАО) «СОЛЬ РУСИ» образовано для управления проектом по разработке Белбажского месторождения каменной соли в Нижегородской области. Добываемая на месторождении соль позволит решить задачу импортозамещения и укрепления сырьевой независимости компаний-потребителей в рамках государственной доктрины безопасности страны. В ближайшие несколько лет на месторождении будут построены предприятие по добыче соли, завод по производству поваренной соли сорта «Экстра» (ГОСТ Р 51574-2000), а также логистический комплекс и дилерский центр. Конечными потребителями станут предприятия пищевой промышленности, торговые сети, дорожные службы, химическая и нефтяная промышленность, фармацевтические компании, животноводство, расположенные в ЦФО, Поволжье и Московской области.

Кроме того, рыночная ситуация сегодня является дополнительным бонусом для отечественного производителя.

– Но ведь в России, кроме Белбажского месторождения, имеются и другие.
В чём ваше преимущество перед конкурентами?

– Белбажское месторождение в Нижегородской области ближе к нашим потребителям, чем все остальные месторождения соли в России. Учитывая высокую долю транспортной составляющей в конечной цене, расположение в центре России даёт нашей продукции серьёзное конкурентное преимущество.

НАША СПРАВКА: Белбажское месторождение является одним из крупнейших месторождений каменной соли. Открыто в 1973 году. Согласно данным ГКЗ Роснедра, по состоянию на 01.01.2016 г. подтвержденные запасы соли Белбажского месторождения превышают 2,5 млрд т. Месторождение каменной соли расположено на территории Ковернинского района Нижегородской области, в 155 км от Нижнего Новго- рода. Пласт соли залегает на глубине 460 м. Конечным продуктом станет поваренная соль «Экстра» с содержанием NaCl в 99,98%. Лицензия на право добычи каменной соли на территории Белбажского месторождения принадлежит группе компаний ПАО «СОЛЬ РУСИ».

salt

– Как вы будете решать экологические вопросы в связи с организацией добычи соли и её дальнейшей переработки?

– Вопрос экологии – вопрос репутации. У нас есть испытанная технология безотходного производства, позволяющая перерабатывать маточный рассол, остающийся после производства основного продукта. Проблема его утилизации решена путём очистки сырого рассола на ионном уровне, что исключает само его появление в большом количестве. То, что остаётся в малом объёме, направляется на переработку в отдельную выпарную систему малой мощности для переработки на техническую соль. Есть ещё один побочный продукт, который появляется при производстве соли – это шлам.

Шлам рассолоочистки представляет из себя концентрированный раствор соли, смешанный с химически осаждённым мелом и гидроксидом магния. Сам шлам не является ядовитым или канцерогенным веществом, но из-за его большого количества происходит засоление значительных площадей почвы, загрязнение мелом, гипсом, что делает её непригодной для растительности на многие годы. Чтобы полностью решить проблему утилизации шлама, в наш проект включена очистка рассола в несколько стадий, дающая возможность разделить смесь на отдельные компоненты, затем промыть их от соли, произвести сушку, фракционное разделение и использовать для дальнейшего применения в промышленности.

Возможности нашего проекта дают нам повод отказаться от решения экологических проблем, так как их не будет в принципе. С другой стороны, планируемое существенное повышение экологических требований, увеличение отчислений в бюджет по вредным выбросам, стокам и отходам с 2017 года обеспечит устойчивый спрос на нашу соль высокой степени очистки со стороны крупных потребителей химической промышленности и уменьшит их спрос на техническую соль, при очистке и переработке которой возникает много отходов.

– Расскажите подробнее о том, какие инновационные решения предлагает ваша компания для безопасной и эффективной добычи соли, сохраняя при этом все её полезные природные свойства?

– На Белбажском месторождении, которое мы сегодня разрабатываем, добыча будет вестись подземным выщелачиванием соляного пласта. Производство – вакуумно-выпарным методом, используя современное зарубежное и отечественное оборудование. Суть технологии заключается в том, что пар, полученный при испарении из рассола, повторно сжимается с помощью компрессора, вследствие чего повышается его температура, и направляется на обеспечение работы выпарной установки. При этом почти полностью исключается потребление природного газа, который применяется лишь в процессе сушки продукции. Тепло, которое выделяется при этом, будет использовано и перенаправлено на предварительный нагрев рассола, поступающего в выпарную установку, на отопление административно- бытового корпуса и бытовых помещений, на нагрев воды в душевых и прочие собственные нужды производства.

Европейские производители готовы предоставить нам самое современное и энергосберегающее оборудование, которое обеспечит высокую производительность при низких энергозатратах и высоком качестве продукции. Оно рассчитано минимум на 20 лет непрерывной работы.

НАПЕРЕКОР КРИЗИСУ

 

– На российском рынке уже есть отечественные и зарубежные компании- производители зарекомендовавшие себя в этом направлении. Расскажите о вашем отношении к конкуренции в эту кризисную пору, и что бы вы хотели предложить перспективного и, возмож- но, кардинально нового российскому рынку?

– Мы внимательно изучили возможности участников рынка соли и их продукцию. На наш взгляд, такого высокотехнологичного производства соли с наивысшей степенью очистки, которое мы реализуем, в России сейчас нет, и здесь мы будем первыми. Как я уже говорил, при проектирова- нии своего производства мы включили в технологический цикл ряд передовых решений. Это позволит производителям хлора и каустической соды, использующим в своём производстве электролиз, беспрепятственно перейти на мембранную технологию, которая продиктована современной рыночной экономикой, как самая экономичная и прогрессивная.

Эта технология позволяет получить продукцию более высокого качества с меньшими затратами и возможность конкурировать на сегодняшнем рынке химической продукции.

– Для любого вновь образованного предприятия всегда встают вопросы обеспечения кадрами, от которых зависит качественный уровень производства и продукции в целом. Сколько рабочих мест вы планируете на заводе?

— Наша компания планирует создать более 400 рабочих мест. Персонал, в основном, будет набираться из местного населения. Ключевые специалисты у нас уже подобраны. Вопрос состоит в готовности кадров к работе на нашем сложном и современном оборудовании. Эта задача вполне разрешима – для этого мы предполагаем организовать систему непрерывного обучения кадров и надеемся, что наше производство даст сильный импульс экономическому развитию региона.

– Большое значение для комфортности доставки потребителю и его обращения с продуктом имеет тара.
Как вы планируете решать эти вопросы?

– Да, это серьёзный вопрос. Она должна быть максимально практичной и в то же время недорогой. Сейчас перед нашими технологами и дизайнерами стоит задача разработать надёжную и удобную упаковку. На полках магазинов наша соль не останется незамеченной. В зависимости от потребностей конечного потребителя будет выбираться формат тары. Для промышленного потребления продукция будет упакована в МКР по 1 тонне и в мешках по 50 кг. Для розничной продажи мы предложим минимум 3 вида упаковки: 1 кг, 500 грамм и 100 — 200 грамм.

– Кризис вас не останавливает?

– Наоборот, он нас подгоняет и мотивирует. Мы смотрим на кризис как на возможность предложить продукт высокого качества по приемлемой цене. С вводом в строй нашего завода потребители будут обеспечены бесперебойными поставками, что важно для сырьевой независимости нашей страны.

Беседу вела Василиса Перхова

Cтатью читайте в журнале «ХИМИЯ И БИЗНЕС» № 7-8 (193) 

Наши страницы Facebook, Twitter, LinkId
© Химия и бизнес. Републикация информации только при указании на источник:
журнал «Химия и бизнес» с активной ссылкой на сайт chembus.ru и статью журнала.

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ