Домой События Национальный нефтегазовый форум – 2017

Национальный нефтегазовый форум – 2017

849
0
Вадим Смирнов, член Совета Международного института проблем химизации современной экономики поделился своим мнением о текущем состоянии российской химической промышленности, тенденциях и проблемах, присущих ей, и о том, каким мог бы быть оптимальный путь её дальнейшего развития по итогам прошедшего в Москве круглого стола «Кластеры, технопарки и инжиниринговые центры как драйвер развития нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности», в рамках деловой программы Национального нефтегазового форума -2017.

 

Национальный приоритет 

 Химическая промышленность России – отрасль, играющая важную роль в национальной экономике и оказывающая огромное влияние на такие показатели, как занятость, объем выпуска и внешнеторговый баланс. Однако основной объем продукции российской химической промышленности представлен, в основном, продукцией низких производственных переделов, в то время как США и странам Европы характерно производство наукоёмких продуктов спецхимии с высокой инновационной составляющей. Следует обратить особое внимание на две цифры: доля химического комплекса в структуре промышленного производства Российской Федерации в 2012 году составила примерно 6,2%; Доля инвестиций в основной капитал химического комплекса непропорционально мала и составляет 5%. Это идёт вразрез с мировой тенденцией, в соответствии с которой развитие мирового химического комплекса на весь период до 2030 года предусмотрено темпами в полтора раза более высокими, чем темпы роста мирового ВВП, Доля химпрома в ВВП, удельный выпуск егопродукции на одного работника, темпы роста объемов производства, уровень удельного потребления в России в разы отстает от мировых химических держав. Так, по доле в ВВП Россия отстает от Китая более чем в пять раз. В Германии уровень химизации в 4 раза, а удельное потребление химической продукции в 9 раз выше российского. Производительность труда в европейской химической промышленности превышает все другие отрасли экономики кроме фармацевтики.
Химизация, внедрение достижений химической промышленности во все сферы жизни человека, при этом постоянно повышая её качество, стала двигателем прогресса всей мировой экономики, привела к её глобализации и устойчивому развитию. Российская же химическая отрасль, в том числе, и нефтегазохимия, далеко не во всем соответствует этим признакам. Для нее типичны дефицит базовых мощностей, технологическая отсталость и высокий износ основных фондов, предельный уровень загрузки мощностей по базовым видам продукции, неразвитость внутреннего рынка потребления. К этому стоит добавить несовершенство нормативно-правовой базы в сфере технического регулирования нефтегазохимии, инфраструктурные ограничения, прежде всего, по транспортировке нефтегазохимического сырья, отсутствие эффекта масштаба по всей технологической цепочке от пиролиза до производства полимеров, широко применяемого в мировой практике и ограниченные возможности экспорта дополнительных объемов нефтегазохимического сырья на сопредельные рынки. Закономерным результатом этого является тот факт, что российский химический экспорт — это, прежде всего, продукты низких переделов, в первую очередь, минеральные удобрения, то есть, продукты низкой переработки. Структура импорта же прямо противоположна — это базовые и высокотехнологичные полимеры, полимерные смолы, изделия из пластмасс, лакокрасочные материалы, химические волокна, нити, реактивы, то есть, продукты глубокой переработки. Всего же в структуре импорта химической продукции доля малотоннажной химии доходит до 90%.
Обратим внимание и на базовые тенденции в развитии мировой химической и нефтехимической промышленности к 2030 году. Их суть заключается в том, что уже сегодня объем выпуска продукции мирового химического комплекса составляет более 3,8 трлн долларов, а темпы роста химии опережают темпы развития мировой экономики. Идет стремительный рост объемов инвестиций в создание новых и модернизацию старых мощностей. Поэтому ожидается сохранение высоких темпов роста химической промышленности, до 7,8 трлн. $, и среднегодовой темп роста химического комплекса в 4,4%. Суммарный рост мирового химического комплекса на 28% превысит рост мирового ВВП. Снизится доля основной химической продукции в структуре химической промышленности, с 16% до 13%, в пользу продукции высоких переделов. Удельное потребление полимерной продукции на душу населения вырастет с 61$ до 128$. И вызовы, стоящие перед отечественным химическим комплексом на сегодня таковы: превалирование в экономике России экспортно-сырьевой модели над глубокой переработкой углеводородов. Налицо и отсутствие единого государственного органа планирования и управления химкомплексом, диспаритет цен при взаимодействии сельхозпроизводства и промышленности, Также нельзя не упомянуть рост экспорта минудобрений при истощении российских почв, отсутствие программы химизации индустрии страны и ФЦП «Химия» как таковой. Наконец, нельзя не сказать и про отсутствие программы кластеризации разобщенных химических производств, как и про отсутствие программы развития Сибирского и Дальневосточного Федеральных округов на основе создания припортовых заводов.
Итак: по уровню химизации Россия занимает одно из последних мест среди развитых стран. Несмотря на доступность базовых видов сырья, необходимых для производства пластмасс, по их производству Россия входит лишь во второй десяток производителей. В Японии за 2011 год на одного жителя производилось химпродукции почти на миллион долларов, в России — на 140 тысяч. Наибольшую долю в выпуске продукции химического комплекса России составляют низкотехнологичные сегменты, в частности, сегмент минеральных удобрений и в международной торговле Россия удовлетворяет спрос на продукцию низких переделов. Наконец, еще такой факт: Россия за период 2009-2011годов выделила в 350 раз меньше на НИОКР в химическом комплексе, чем США. Все это говорит о неспособности существующей системы управления химической отраслью отвечать вызовам времени и отсутствии программы стратегического развития химии до 2030 года в связи с фундаментальными ошибками стратегии SPG. Все это ясно и однозначно определяет цели для российской химической и нефтегазовой промышленности. Это высокие переделы сырья, кластеризация разобщенных химических предприятий и химизация российской экономики.
Сегодня же Минэнерго и Минпромторг не обеспечивают сейчас условий для достижения такой цели. Они не справляются с содействием взаимоувязке разрабатываемых планов развития подведомственных им секторов химии. Действия министерств, регулирующих химический комплекс, несогласованны. Нет возможности сказать, что они полностью осознают, что новые производства отличаются значительным масштабом и эффективным расположением с точки зрения транспортно-логистических потоков, а также использованием современных ресурсосберегающих технологий. А также то, что производство продукции высоких переделов требует значительных инвестиций в фундаментальные и прикладные научные исследования. А ведь именно развитие инновационного потенциала является для развитых стран ключевым фактором, определяющим конкурентоспособность химического комплекса. Это значит, что государство обязано оказать финансовую поддержку химической отрасли, чтобы вывести ее из тупика и, прежде всего, обеспечить продовольственную безопасность страны, Институциональное развитие должно обеспечить создание ФЦП «Химия», включающей развитие инфраструктуры и создание кластеров, особенно на территории ДВФО, как приоритетного региона развития России в XXI веке. Требуется развитие внутреннего спроса и стимулирование экспорта за счет развития отраслей-потребителей продукции нефтегазохимии. Нужны предоставление экспортного финансирования, таможенное регулирование для защиты внутреннего производства и поддержки экспорта, модернизацию отрасли при содействии государства – закрытие затратных и технологически отсталых предприятий или их перепрофилирование на выпуск востребованных рынком продуктов. По предварительным расчетам, на реализацию стратегии потребуется около 60 млрд $. Примем следующее распределение затрат на ее реализацию по источникам финансирования. 50% финансирует бизнес, 50% финансирует государство, из них ФНБ – 30%, РВФ – 30% из Фонда развития Дальнего Востока – 40%. Механизм финансирования может быть осуществлен через добавление функции химизации РОСНЕФТЕГАЗУ. www.iicpme.com

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here